Я не хочу заигрывать с людьми

          - Ситуация довольно любопытная: ты никогда не прекращал записываться в студии и был чертовски популярным еще до того, как публично взялся за гитару - теперь же ты играешь почти непрерывно. Так вот, вопрос: ты продолжаешь расти как гитарист или просто достиг определенного уровня техники - и стиля - и остановился?
          - Я играю не так хорошо, как следовало бы, и мне, безусловно, необходим учитель (смеется). Надо учиться новым аккордам, приемам, короче - мне еще расти и расти. И не только как гитаристу, но и как композитору необходимо расти технически. Я не очень-то высокого о себе мнения, хотя бы потому, что я очень много времени уделял вокалу и был довольно длительный период, когда не играл вообще - у меня гигантские пробелы в гитарном образовании, не имеющие ничего общего с техникой игры. Это печально, нет - это очень плохо, скверно. Сейчас, когда я много пишу, я и много играю. Теперь осваиваю клавишные, тоже небезуспешно: вот, например, «Sweet Thing» я сочинил, сидя за пианино, а на альбоме сам исполняю в этой вещи партию клавишных. И «Angel In My Heart» я тоже написал за роялем. Разные инструменты, разные, знаешь ли, получаются и песни.
          - У тебя в запасе есть песни, которые ты считаешь слишком личными и потому не включаешь их в свои пластинки?
          - Боже, неужели это 1993 год?! Ну и вопрос! Да разве сегодня у кого-то есть что-нибудь святое, за что он не хотел бы слупить денег? К сожалению, даже старушка Англия оскотинилась. Но, возвращаясь к твоему вопросу... нет. В общем, я более или менее даю выход всему, что создаю - если же у меня возникает ощущение, что та или иная песня может причинить кому-то боль, я использую завуалированную форму, в конце концов, все дело в силе твоего и слушателя воображения.
          - Мне кажется, что среди всех исполнителей, которые работают долго и успешно, твои взаимоотношения с аудиторией наименее сентиментальные... трогательные, что ли. Маккартни, Би Би Кинг, Синатра, даже Кит Ричарде, выходя сегодня на сцену, говорят что-то вроде вот этого: «Вот мы и снова встретились, друзья, тридцать лет мы глядим в глаза друг другуну и так далее. Ты никогда так не обращался к публике.
          - Я категорически против этого. Мои критики могут сказать: «Он никогда не показывает своих чувств». Но на самом деле все точно такие же, отличия только в форме. Я действительно несентиментален и ненавижу всякую ностальгическую чепуху. Я терпеть не могу... уютность всех этих соплей пополам с сахаром. Я действую иначе, потому что... в общем, не знаю. Не тянет меня на такое. Может, все дело в том, как я учился писать песни, когда был чисто блюзовым певцом: блюз не для сентиментальных, это очень приземленная, очень личная музыка. Такие же и тексты, несентиментальные, жесткие, иногда - грубые. Наверное, это оттого, что блюз родился и развивался в очень непростое время, когда выжить можно было только благодаря жестокости и цинизму, когда люди с трудом ладили друг с другом, когда они просто не понимали один другого. Может, потому я не хочу заигрывать с людьми. В общем, это сложная материя... во всяком случае, я уже не понимаю, о чем мы с тобой говорим: если о сочинительстве песен - это одно, если об их исполнении - это уже совсем другое.



2 << 3 >> 4






© deimos 2003-2010