TIAMAT. Я не боюсь летать...

Нам удалось застать Йохана Эдлунда в его новой дортмундской квартире во время несколькодневного отдыха между двумя европейскими трассами. Йохан, как обычно, невозмутимый и ультра спокойный, также невозмутимо реагировал на легионовские вопросы, иногда носившие неприкрытый "наезжательный" характер...

Скажи, Йохан, тебе приходилось давать интервью для музыкальных изданий из стран бывшего СССР?
Не помню. Возможно, но сейчас мне ничего не приходит на ум.
А между прочим, в странах бывшего СССР у TIAMAT много поклонников. По крайней мере так было до недавнего времени...
Я очень удивлен, даже представить себе такого не мог. Это очень приятно слышать.
Твои альбомы пользовались большой популярностью, но Deeper Kind Of Slumber шокировал многих. Ты изменил стиль музыки и имидж. Присуще ли тебе чувство ответственности перед фэнами?
Все, в конце концов, меняются, не только мы. И многие наши фэны тоже изменились за последние годы. Мы превратились во что-то новое. Думаю, наши фэны не захотели бы, чтобы мы раз за разом играли одно и то же. Я даже уверен, что они ждали каких-то перемен.
И когда же вы почувствовали, что необходимо столь кардинально измениться?
Да мы никогда об этом и не думали. Мы просто попробовали сыграть музыку, которая нам нравилась. Не было никаких планов. Моя музыка появляется в подсознании и мною не контролируется.
А что бы ты сказал тем вашим фэнам, которым не понравилось изменение стиля, которые ждали от вас чего-то иного, тем, кого вы разочаровали?
Ну... хмм... Я даже не знаю, что сказать. Если кому-то не понравился наш новый альбом - нет проблем, так было всегда. Я уверен, что новый альбом получился очень хорошим. Если кому-то альбом не понравился, пускай послушают его еще раз. А если и тогда люди не найдут в нем ничего хорошего - пусть будет так! Значит, они просто не понимают музыку, которую мы делаем сегодня. Что я могу с этим поделать?
Сейчас, спустя год после реализации Deeper Kind Of Slumber, можно судить о его коммерческом успехе. На сколько выросли твои гонорары по сравнению с Wildhoney?
Мои гонорары остались прежними.
Серьезно?
Да, два моих последних альбома были распроданы практически равными тиражами.
Но, судя по звучанию вашего последнего альбома, вы ориентировались на больший успех. Так, по крайней мере, считают многие.
Это не так. Если люди думают, что мы сделали это ради денег, то это - bullshit! Какими же ограниченными нужно быть, чтобы придти к подобному выводу! Более мелодичный - значит более коммерческий? Черт возьми! Наш последний альбом вообще не был коммерческим. Это же видно по реакции слушателей! Новый альбом для многих является слишком экспериментальным. Мы пишем музыку, а не занимаемся продажей дисков. А уж если бы мы и захотели сделать что-то коммерческое, то сыграли бы что-то потяжелее! Ведь именно тяжелая музыка сейчас в моде. Если бы мы играли как некоторые industrial-группы, звучание которых куда тяжелее нашего, то продали бы намного больше пластинок. Да, это хорошо - продавать пластинки. Но я продаю пластинки не ради денег, а лишь для того, чтобы мою музыку услышало как можно больше людей.
Но чтобы вас услышало больше людей, надо снизить цены на ваши компакт-диски. Ты готов к этому?
Естественно! Я это делаю довольно часто. Я не буду иметь ничего против, если наш лейбл решит снизить цену на наши CD. Пусть лучше больше людей купят наш альбом.
А не приходило ли вам в голову желание сменить название группы? Ведь TIAMAT сегодняшний практически не имеет ничего общего с тем, что вы делали раньше.
Нет, ведь все наши альбомы отличались друг от друга. Я занимаюсь любимым делом и имею право творить то, что мне по душе. Если мне становится скучно что-то делать, я больше это не делаю. Если же люди будут заставлять меня делать то, что мне не нравится, то я, скорее всего, отправлюсь работать на фабрику.
Сейчас многие группы, кардинальным образом изменившие свой стиль, утверждают, будто бы музыка, которую они вдруг заиграли — именно та музыка, которую они и хотели всю жизнь играть. То, что ты играешь сегодня — мечта твоей жизни?
Когда мы записали наш последний альбом, мы поняли, что давно уже хотели сделать нечто подобное. Но несколько лет назад мы еще не могли сыграть такую музыку. Сейчас же мы, возможно, сможем сделать нечто совершенно новое.
Создается впечатление, что в последние годы с музыкантами просто творятся чудеса: они вдруг понимают, что умеют играть лучше, но при этом начинают играть совершенно другую музыку. Что же помешало вам записать подобный альбом несколько лет назад?
Ну, просто мы еще не могли играть так хорошо. Требуются годы, чтобы развиваться и набираться опыта.
А что, если через пару лет вы станете еще профессиональнее и захотите сыграть что-то еще? Что это будет за музыка?
Сейчас очень трудно сказать наверняка. Да, мы станем еще профессиональнее и опытнее, но будет ли альбом тяжелым или мелодичным - я не скажу.
Ты сам решил сменить имидж или это дело рук имиджмейкеров?
Мы все делаем сами, нам никто не помогает. Это была моя идея - раскраситься и сменить имидж. Сейчас я пытаюсь говорить о простых вещах, но выражаю свое восприятие несколько иными способами.
Что же это за "простые вещи"?
Это мои чувства о жизни как таковой. Я смотрю на публику и пытаюсь понять, разделяет ли она мою точку зрения или нет. Я ничего не навязываю, лишь предлагаю. И за публикой остается право выбирать.
И как воспринимают слушатели твои песни?
Не знаю. Очень трудно говорить о публике, как об одном целом. Ведь так много людей слушают нашу музыку. Но в турне, когда я встречаюсь с людьми, я узнаю, почему нас любят или почему мы кому-то не нравимся. Люби разные. Я разговаривал и с четырнадцатилетними подростками, и с людьми тридцати-сорока лет. И их музыкальные вкусы полностью отличаются друг от друга.
А как ты воспринял реакцию публики на польском фестивале Metalmania'97, когда фэны, услышав вашу музыку, просто уходили из зала?
Дело в том, что прошлогоднее шоу открывало наше гастрольное турне. Оно было первое. Большинство людей не слышало наш новый альбом, так как он был выпушен лишь за неделю до того. Возможно, было еще слишком рано, чтобы играть новый материал. Нам следовало бы подождать.
То есть ты считаешь, что публика была просто не готова к новому материалу?
Да.
Люди ассоциируют TIAMAT прежде всего с тобой, Иохан: ты и на плакатах, и на постерах. Можно ли сказать, что TIAMAT — это ты?
Я бы так не сказал. Да, я - лидер, так как принимаю большинство решений, пишу музыку и работаю исключительно с TIAMAT, в то бремя, как остальные парни занимаются еще и другими вещами. Но в студии или на сцене я вижу всех нас как единое целое, как группу. Я полностью завишу от ребят из группы, так как сам я бы ничего не смог сделать. Да, иногда может показаться, что кто-то из группы не имеет большого значения, но это не так. И вполне очевидно, что я решаю, что будет на обложке альбома или каким будет видеоклип - ведь все базируется на лирике, а лирику пишу я.
А возможно ли, чтобы кто-нибудь из группы был не согласен с твоим мнением?
Да, и такое бывает. Я прислушиваюсь к мнениям остальных музыкантов и, если они чего-то стоят, я поступаю, как они советуют.
Мог бы ты объяснить причину такого повального увлечения экстремальных музыкантов электронными звуками? Кажется, это превращается в тренд?
Я не знаю. Возможно они слушают PRODIGY или CHEMICAL BROTHERS, черпают в их музыке вдохновение. Многие группы купили собственные студии и имеют возможность экспериментировать с сэмплами и клавишами. А если у тебя есть сэмплер и ты слушал CHEMICAL BROTHERS, то тебе трудно устоять перед желанием поэкспериментировать. Это в равной степени может относится как к death-гpуппe, так и к Уитни Хьюстон.
Ты же, вероятно, черпал вдохновение у PINK FLOYD...
Да, я очень люблю эту группу.
Насколько я знаю (и могу слышать), ты, Йохан — довольно спокойный, уравновешенный человек. Как сочетались твои мягкие манеры и жесткая музыка, которую ты играл?
Наверное это - конфликт между правым и левым полушариями мозга, ха-ха! Да, я могу быть очень спокойным человеком, но в следующую минуту я могу взорваться. Огромное количество эмоций хотелось бы отразить на альбоме, но одного часа, к сожалению, не хватает.
Куда же деваются эмоции, "не попавшие на альбом"? Они достаются твоим близким?
И такое бывает...
А как тебе удается быть таким спокойным в наше нервозное время?
Думаю, что людям следует относится к вещам проще, не обижаться на пустяки. И тогда они, возможно, увидят что-то хорошее в вещах, ранее их нервировавших. Я, например, никогда не смотрю новости. Меня больше интересует свой собственный мир. Обычно я провожу дни у компьютера, пишу музыку.
Как выглядит твой внутренний мир? Что кроме музыки тебя интересует?
В последнее время музыка занимает все больше и больше времени. Я купил студию и переехал в германию. Немецкого языка я еще не знаю и поэтому чувствую себя иностранцем. У меня много свободного времени и я занимаюсь музыкой. Я не смотрю телевизор, потому что не понимаю, о чём там говорят.
А с чем связан твой переезд в Германию?
С моей девушкой.
Извини за личный вопрос: наш журнал в своё время одним из первых объявил о твоей свадьбе с Кристиной, но мы так до сих пор ничего и не знаем о вашем разводе...
Мы развелись уже полтора года назад. Это было нашим обоюдным решением. Она много ездила со мной в турне, и мы в конце-концов устали друг от друга. Но мы до сих пор остались друзьями. Все нормально. У меня новая девушка, у нее - новый парень.
Ты счастлив со своей новой девушкой?
Да.
Она из Германии?
Да.
Но как же вы общаетесь, если ты еще не знаешь немецкого?
На английском, но я пытаюсь говорить что-то и по-немецки. Я когда-то учил его в школе...
А какие качества тебе больше всего нравятся в женщинах?
Это очень непростой вопрос. Я не могу обобщать.
Что ты больше всего не любишь в людях?
Я не люблю ложь, не люблю, когда мне лгут. Я знаю, что люди время от времени друг друга обманывают, но мне трудно с этим смириться. Я пытаюсь быть очень честным с людьми, которые меня окружают, и хочу, чтобы и со мной поступали так же. Я знаю, что могу быть честным и могу говорить то, что думаю.
Ты суеверный человек? Как ты относишься к цифре "13", к черным кошкам?...
Никак. Я в это не верю. Хотя... ты знаешь, я лечу домой, в Швецию, на следующей неделе, а это как раз будет пятница, 13-е. Так что, как знать, ха-ха?!



Источник: журнал Legion №2 1998 г.








© deimos 2003-2010