Ладно, видно забрал слишком влево. Иду по границе дюн и леса, стоянка должна быть заметна. Через некоторое время на песке возникают выложенные из камней круги, какие-то знаки. Меня начинают посещать мысли о расширении пространства. Ольхон – остров, где религией был шаманизм. Буддистская составляющая появилась позднее и в силу обособленности, вряд ли повлияла. А впрочем, что я знаю о буддизме? Эти кости и камни на песке… Могу ли я переступить круг? Ветер. Я возвращаюсь к берегу. Иду на север, думая, что слишком близко подошел к поселку. Дохожу до определенной точки и поворачиваю к лесу – все как было, когда мы вчера шли к месту ночевки. Но лес другой – нет пригорка, нет знакомого дерева, мыс на севере подозрительно близок. Черт, я устал болтаться по песку с тремя литрами воды и мокрыми ботинками. Однообразие прибрежного ландшафта угнетает меня. Я ничего не понимаю! Однако, баня! Ведь мы отходили от берега в районе этой долбаной бани. Вновь возвращаюсь и ищу баню. Слава богу – она на месте. Беру ориентир на нее. Беспрестанное ощущение, что где-то здесь и… - ни хуя! Значит дальше. Вот он пригорок. Заглядываю вниз.… А там Ромыч, понуро ковыряющий палочкой потухший костер. Как ни в чем не бывало, спрашиваю о каше.

       - Ну-ну, я уж думал, как мне тащить два рюкзака в Хужир – ворчит Роман.

      Обсуждаем первый форс-мажор, вырабатываем тактики поведения в экстренных ситуациях.
      Время за полдень – надо выдвигаться. Немного попетляв по лесу, выходим на равнину. Ландшафт напоминает фильм «Властелин колец». Зеленые равнины вдоль берега и туманный лес в глубине острова. Огибаем поселок Харанцы. Дорога начинает утомлять. Стада. Ритуальные столбы. Постепенно замечаем ненавязчивое сопровождение в лице двух собак. Поначалу их пастушьи повадки не привлекли нашего внимания, но потом, мы поняли, что пасут они исключительно нас. Ромыч стал выражать опасения по поводу возможного выклянчивания провизии. Погода портилась, периодически моросил дождь. Мы за каждым холмом ожидали увидеть поселок, где планировали докупить еды и после устроить ночлег.
      Вскоре нашему взору открылось некое полузаброшенное селение с парочкой дымящих труб. Побродив вокруг да около, мы поняли, что наличие магазина здесь было бы абсурдным и двинулись к берегу за водой. Байкал выглядел крайне недружелюбно – штормило. Я намекнул, что мочить ноги второй раз мне не хотелось бы – но намёк повис в воздухе. Вариантов набрать воды не было, кроме как привязать к бутылке пакет с камнями и забросить ее на веревке подальше от берега. Процедура оказалась весьма сомнительной - пакет рвался, камни высыпались, бутылка всплывала пустой. В итоге я озлобленно снял ботинки и полез в воду. Первой же волной выбило бутылку из рук - чуть не упустил. Только и согревало, что мысли о предстоящем ужине и ночлеге.
      От берега до леса несколько километров по холмистой местности. На одном из холмов замечаем небольшое кладбище. “Теперь понятно, почему в поселке так много заброшенных домов, наверное, жители переехали на кладбище…”, – думаю я.
      Дорога идет в гору, и мы еле тащимся. Неотстающие собаки бодро описывают круги вокруг нас. Начинается лес. Мокрые сосны так и манят поставить под ними палатку. Я перемещаюсь с одной прогалины на другую, пытаясь выбрать место для ночлега. Собаки решают все за нас, уже окопавшись у дерева. Ну куда ж мы без вас! Ставим палатку рядом.
      Приготовление ужина рождает во мне мрачные мысли. Я начинаю осознавать, что нам не хватит провизии на два последующих дня. И воды, потому что спуск к Байкалу на восточном побережье острова выглядел по карте весьма проблематично. Зря мы понадеялись на магазин в Халгае. Решаем завтра углубиться дальше в лес, дойдя примерно до середины острова, и повернуть обратно на юго-запад. Гору Жима заменяем на гору Эренхай, что очень неравноценно, ибо Джима высотой 1274 метра, а Эренхай всего 739. Но испытывать лишения в начале путешествия совершенно не хочется.
      Ночью наши сторожа будят меня предостерегающим лаем, но, после вчерашнего перехода прислушиваться, кого они там облаивают, нет никакого желания.
      Утро. Сыро. Собаки исчезли. А не хрен было лаять... Я пытаюсь разжечь костер. Удается это не сразу. Завтракаем. Небо нехотя расчищается от туч. На Ольхоне очень мало выпадает осадков и погода большинство дней в году ясная. Мы пользуемся нерасположением богов. Впрочем, после того как мы собрали палатку и начали движение, припекать стало все больше и больше, и все наши свитера и ветровки пришлось постепенно засовывать в рюкзаки.



1, 2, 3, дальше >> 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20





© Слепой цвет 2015