Ольхон

      Ольхон – крупнейший остров Байкала протяженностью около 80 километров и шириной порядка пятнадцати. Маршрутки из Иркутска ходят до поселка Хужир. Этот населенный пункт находится на юго-западной оконечности Ольхона. Далее по карте еще три поселка. Все в западной части острова.
      Переправившись на пароме на остров, мы еще некоторое время едем до Хужира. Примерно через пол часа появляются первые постройки, почти все деревянные и одноэтажные. Видим множество кафешек, домиков для туристов и сувенирных лавок. Наконец автобус останавливается, и мы выгружаемся, озираясь голодными глазами на закусочные. Недолго думая, идем в позную. Это заведение, где готовят позы – что-то вроде наших пельменей только побольше размером. Тут самое время прикинуть маршрут по Ольхону. На столик ложится карта острова (кстати, единственная карта, купленная в Москве) Думаем, как лучше использовать три дня, отведенные на остров. Ромыч заявляет о необходимости детального осмотра Хужира на предмет поиска старых номеров для автомобилей. Это его хобби. Увидя такой архаизм, он стремительно достает фотоаппарат и начинает фанатично щелкать номер и саму машину. Имеют место и попытки скрутить номер. Мне кажется, что коллекционирование очень сильно склоняет его к поездкам по всяческим глухоманям. Ведь таких номеров там пруд пруди.
      Поелозив над картой с линейкой, я предлагаю пройти по западному побережью до поселка Халгай (Улан-Хушин) - самый северный населенный пункт, пересечь остров и подняться на гору Жима и затем вернуться в Хужир, имея на все три дня. Возражений не встречаю, ибо на карту Ромыч взирает весьма рассеянно.
      Вечереет. Надо покупать провизию и искать место для ночлега. Поиск старомодных номеров оставляем на обратный путь. Посещаем пару местных продмагов, нагружаемся съестным по предварительно написанному списку и идем к берегу. Там располагается одна из достопримечательностей Ольхона – скала Шаманка.
      Несколько удивляет обилие иностранцев в поселке. С ними как-то не вяжутся покосившиеся заборы, ругань за ними, диковатые собаки и полуголые дети на велосипедах. Палатка с надписью “Омуль”, рядом полосатый зонтик. Под ним столик и немецкая пара воодушевленно поедающая рыбу с пивом. Искрящиеся глаза, улыбки во весь рот, а в доме за палаткой диалог:

       - Бля, давай поебемся!?
       - Да ты, сука, не подмылся ни хуя!

      Посмеиваемся.
      У Шаманки плавает катер с весьма громогласным радикальным шансоном. Проникнуться духом легендарной скалы ни мне, ни Ромычу он не позволяет, и мы по-быстрому топаем дальше вдоль берега. Открывшаяся картина немного неожиданна – песчаный пляж. Народу по московским меркам не так уж много, но машины, палатки… И вообще, довольно странно рассекать в берцах и камуфляже по песку, обходя загорающих. Среди этой идиллии с удивлением обнаруживаем захоронение и неподалеку баню. Смешиваться с бодрыми массами отдыхающих нет никакого желания, да и с хворостом для костра будет проблема. Хотя, байкальская вода манит. Удаляемся от берега в близлежащие чащи. Тут более чем уютное место для ночлега с обилием сухих дров.
      Правда, было скорее удобно, чем уютно. Мы не ушли далеко от населенного пункта, от людей. К нам периодически прорывались голоса и музыка. Но дышалось свободно, и мы знали, что впереди у нас еще много всего замечательного.
      Утро. При единодушном одобрении я вызываюсь идти за водой к Байкалу. Дорога до берега занимает двадцать минут. Озеро слегка штормит, и приходится заходить по колено, чтобы набрать чистой воды. Не снимая ботинки, я приучаю себя к походным условиям. Мокрые ноги – ну и что? Не зима ведь. Обратно иду минут сорок. Весьма странно, но палатки и Ромыча не нахожу. А ведь он там орудует над манной кашей! И есть очень хочется...



1, 2, дальше >> 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20





© Слепой цвет 2015