Дойдя до дерева, мне захотелось согреться и я сделал несколько глотков водки. Вскоре я подошел к горной гряде. Лес был редкий. Видимо, не так давно здесь прошел пожар. Много деревьев было с обуглившимися стволами. Взобравшись примерно на середину склона, я нашел ровную площадку, установил палатку и принялся сушить все что можно. Сразу же сжег единственные носки. Подошва ботинок тоже начинала пованивать пластмассой. Я поспешил свернуть все это хозяйство и лег спать.
      На следующее утро я продолжил движение по склону. Попадалось все больше камней. Впереди уже обозначился пик первой вершины. Чтобы одолеть каменные нагромождения и справиться с отнюдь не парковой растительностью порой приходилось карабкаться на четвереньках. Пару раз недовольные змеи выскальзывали у меня из-под ног. Где-то ближе к вершине двое четвероногих существ, смахивающих на горных антилоп, пронеслись вниз по склону. Мне такая скорость передвижения не снилась даже на четвереньках. Все проклятый рюкзак! И на кой черт мне столько еды?! А вода? По карте тут где-то должны быть родники. Хотя водой пока не пахло.
      Гора, на которую я взобрался, южным склоном примыкала к хребту повыше. За ним я ожидал увидеть Монголию. Стараясь не терять высоту, я двинулся дальше и через несколько часов достиг поляны, на которой понял, что с Монголией все не так просто. Впереди вырисовывались еще две горных гряды и никаких признаков Онон-Гола – реки на монгольской территории. Без воды путешествие туда мне представлялось весьма унылым. Пятикилометровый атлас рисовал более обнадёживающую картину. Я покрутился еще немного по поляне, нашел остатки сгоревшего сруба, пластмассовую гильзу, набрал образцов горных пород и начал спуск. Южный склон покрывала сухая травка. От вершины тянулся неглубокий разлом, похожий на высохшее русло. Надежды найти там ключ не оправдались.
      Спустившись вниз, я обнаружил заросшую колею и пошел по ней. Периодически попадались внушительные пятачки примятой травы – места отдыха местного зверья. Вскоре колея привела меня в полувысохшее болото. Сюда, судя по увеличившемуся диаметру пятачков, приходили на отдых целыми семьями, а может быть это были персоны посерьезнее и поувесистей. Я даже обрадовался, что русло сейчас сухое, и место не пользуется популярностью.
      После болота идти стало легче, дорога расчистилась и я обнаружил, что на ней в изобилии копошатся жуки, похожие на скорпионов, страдающих ожирением. Время от времени цепочки звериных следов тянулись в березовую рощу справа. Все говорило о необычайном богатстве местной фауны. Вскоре слева у склона замаячила какая-то постройка. Подойдя ближе, я увидел, что это старый ржавый фургон. Стены были все в дырках, словно кто-то стрелял по нему дробью, внутри, около двух лежанок, валялись пустые консервные банки и груды костей непонятного происхождения. На стене над дверью был прибит человеческий череп. Ну впрочем, это я фантазирую. Черепа не было – болталась бутылка характерной вино-водочной формы.
      Осмотрев все закоулки таинственного жилища, я решил, что на сегодня мои изыскания окончены и пора ставить палатку. Возникла мысль расположиться на ночлег в фургоне, но расчищать эту помойку не было никакого желания. Вместо этого я направился в березовую рощу по соседству и обосновался там. Но только я развел костер, нарождающийся сумрак огласил адский лай. Горное эхо подхватило его и я ощутил себя в эпицентре питомника для собак Баскервилей. Лай был столь громким и так походил на рев, что я не смог представить собаку его издающую. Вскоре он повторился уже ближе и с каким-то свистом. Я сжал посильнее топор и начал вглядываться в поблескивающие стволы берез. Пожалуй в фургоне было бы безопаснее. Хотя он весь дырявый и помятый. А вдруг как раз это ужасное существо тискало его в своих огромных лапах и оставило на нем отпечатки своих зубов?.. Вопль повторился. И тут я понял. Это была птица. Источник звука очень быстро менял свое местоположение и еще свист – его порождал взмах крыльев. Что ж, это уже лучше. Птиц-людоедов не существует. Если только это не птеродактиль. Но костер на ночь я решил все же не тушить.



1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, дальше >> 16, 17, 18, 19, 20





© Слепой цвет 2015