На следующее утро мы вновь рыскали по кыринским улицам в поисках пристанища для Ромыча. Продавщица в магазине посоветовала обратиться в администрацию села и собственно Кыринского района. Я остался на улице, немного шифруясь, потому что вокруг беспрестанно сновали газики с людьми в камуфляже. Люди подозрительно пялились на мой рюкзак и представлялись мне пограничниками. А встреча с пограничниками на монгольской границе в мои планы не входила.
      Вслед за Ромычем из здания администрации выбежал деловитый мужичок и стал активно жестикулировать, показывая куда-то. Как оказалось, это глава кыринского района. Гостиницы в селе не было. То есть когда-то была, но ее отобрали за долги. И теперь остановиться можно было только в охотничье-промысловом хозяйстве. Брали четыреста рублей в сутки, постояльцев никаких больше не наблюдалось. Роман доволен. А я закупился провиантом на пять дней, сгрузил Ромычу обременительные сувениры (пошлое словечко) и стал бодро прощаться.

Один

      Так уж получилось, что никогда никуда я не ездил один. Всю жизнь во всех поездках меня сопровождали люди. Это было здорово, они были мне близкими и хорошими товарищами, друзьями, родителями, любовницами, знакомыми. Но аспект одиночного путешествия всегда оставался не охвачен. А ведь это совсем другое кино. Многие меня называют вредным человеком, эгоистом, необщительным одиночкой. Я никогда не спорю и говорю в ответ, что каждый человек в глубине души всегда одинок. И это нормально. Быть может, все остальное – слабость. В силу этой слабости мы постоянно ищем компромиссов, постоянно что-то требуем от других людей. А в сущности, нам нужна поддержка и оправдание. А чего стоит человек в отдельности, вырванный из общества? И что это за человек? Кто он? Кто он перед самим собой?
      В общем я был даже рад, что все так обернулось и у меня есть пять одиноких дней почти в Монголии. Первое, что мне предстояло – это переправиться через реку Кыра. В том месте, где мы ночевали прошлой ночью, она на первый взгляд имела вид неглубокий и переходимый. При более детальном изучении выяснилось, что Кыры я еще не видел. То что мы приняли за реку, был всего лишь ее отрог. А вот сама река была в ширину метров пятнадцать-двадцать и имела весьма быстрое течение. Впереди в ущелье торчало некое подобие моста, на вид довольно ненадежное. Начинался он откуда-то из скал и подступов в обозримом пространстве к нему не было. Я побрел вдоль берега, надеясь отыскать брод. Несколько раз брод находился, я шлепал по колено в воде и вновь оказывался перед широким бурлящим водным потоком. Одна маленькая синяя полоска на пятикилометром атласе в реальности представляла собой целую кровеносную систему. Заморосил дождь. После очередной переправы и отступления с заболоченного острова я начал падать духом. Представилось позорное возвращение в Кыру и пять дней в леспромхозе.
      Но вдруг, напротив меня на другом берегу зашевелились кусты, послышалось мычание и возникла сначала одна корова, потом другая, и вот уже целое стадо цепочкой бредет наперерез течению. Я возликовал. Хотелось расцеловать эти неуклюжие создания. Взрослые ступали медленно и уверенно, телят чуть сносило. Я тут же записал координаты по компасу и зарисовал часть берега на случай обратного возвращения. Стадо прошло и я погрузился в воду. Это был первый раз в жизни, когда я был счастлив оттого, что у меня такой тяжелый рюкзак. Течение сносило немилосердно. Приподнятая для следующего шага нога тут же оказывалась в позиции для шпагата.
      Промокнув по пояс, я вылез на противоположный берег. Дождь как-то уравнивал речку с окружающей средой и я через некоторое время был мокр равномерно. По коровьей тропе выбрался на опушку зарослей и обомлел. Впереди было поле, на нем одинокое дерево, навевающее воспоминания о фильмах Тарковского, и за ним горы. И никого. Дождь обволакивал все вокруг. Впервые в жизни я почувствовал чудовищную свободу и беспредельную радость. Это было настоящее. Ничего больше не нужно. Говорят, что в момент смерти, перед глазами человека проносится вся его жизнь. Здесь пронеслась вся моя жизнь.



1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, дальше >> 15, 16, 17, 18, 19, 20





© Слепой цвет 2015