Кругобайкальская железная дорога

      Причал был пустынней чем в Листвянке. И мне это понравилось. Мы сняли жилеты, вылезли, отдали деньги и направились к конечной (или начальной) станции КБЖД. Вообще станция была довольна странная. То есть был перрон, были фонари на перроне, скамейки и, даже здание вокзала. Но совсем уж какое-то пустынное и заколоченное. Немногочисленные рабочие что-то копали на путях. На причале стояли корабли - ржавые и с деревьям на палубах. После станции начиналась свалка, и на ней же недостроенный блочный дом. Но главное, были рельсы. По ним нам предстояло пройти около сорока километров.
      Мы ступили на этот путь, пытались к нему приноровиться. Идти по шпалам – тяжело, сбоку по насыпи - тоже проблематично. Мы чередовались. Поначалу удивляли люди в купальниках, которые встречались нам на путях и говорили: “Здравствуйте.” Мы даже переняли у них эту манеру и сами стали со всем здороваться, но вскоре они исчезли, и кроме туннелей ничто не смущало наш путь.
      Миновав какие-то странные надписи, заброшенные станции, технический поезд, мы заночевали в удивительном месте. С одной стороны росли горы, с другой - обрыв и Байкал. Горы влекли меня больше чем обрыв и я решил взобраться на ту, что высилась над нами. Подъем занял часа полтора. Пару раз было ощущение загробной прелести жизни, но все обошлось. А на верху я увидел... Я помню, что я увидел. Но как это описать? Не знаю. Жизнь моя была другая, и будет другой, и то, что я вижу - это лишь картина чего-то иного, чем мне суждено восторгаться, сидя на горе.
      Спуск был сложнее, чем подъем. Адреналиновый всплеск и блаженная усталость. А там палатка и дремлющий Ромыч.
      На следующий день окружающий пейзаж, несмотря на свою живописность, стал нас доставать. Хотя, скорее всего доставали рельсы, по которым приходилось топать. Мы решили застопить поезд или мотаню - так здесь называлась электричка. Но ничего не получилось, на поднятую руку поезда реагировали исключительно свистками и ползли дальше. Да и поездов было всего два – обычная дневная норма. Что ж, дойдем до ближайшей станции, узнаем расписание и уедем.
      На той станции, которая возникла на нашем пути, оказалось какое-то подобие турбазы. Была даже отдельная изба с надписью “столовая”. Туда мы подсознательно и направились. Я подошел, прокричал в открытую дверь: “Здравствуйте!”, - и слегка опешил от вида двух появившихся полуголых женщин. Они были в купальниках, но выглядели так, словно их не было. Долго пытался сформулировать в себе вопрос о расписании электричек, наконец произнес его, получил расплывчатый ответ и направление в соседнюю избу. Там нам навстречу выплыл косоватый чувак, испачканный рыбной чешуей. Я завел речь о расписании. Он мутно спросил, какой сегодня день. Мы засуетились в поисках календаря, ничего не нашли, но мужик заверил нас, что поезд будет около двух ночи. Потом стал показывать удостоверение, говоря, что он главный инспектор прибайкальского национального парка. Я спросил насчет омуля. Он кому-то крикнул, из дальней избы показалась взъерошенная голова. Инспектор наказал ей зацепить два хвоста, нам сказал больше пятидесяти рублей за хвост не давать и особо не расхаживать по территории турбазы, ибо стоянка в день – двадцать рублей. Мы распрощались и побрели разделывать рыбу на пеньки около здания станции.



1, 2, 3, 4, 5, 6, дальше >> 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20





© Слепой цвет 2015